Главная страница  
18.08.2017 г.

Прения адвоката Антоненко Т.А.   на суде по делу Ким А.А., подсудимой по ст. 221 ч.1 УК РК
 

Ким А.А. обвиняется в умышленном преступлении, в уклонение от уплаты в государственный бюджет путем непредставления декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной, если это деяние повлекло неуплату налога или обязательных платежей в крупном размере.
В ее конкретном случае она обвиняется в уклонении от уплаты ИПН, путем непредставления декларации на доходы, не облагаемые у источника выплаты и полученные из источников за пределами РК.

Обратимся к истории вопроса.

20 января 2008 года, в воскресенье, Департаментом по борьбе с экономической и коррупционной преступностью Карагандинской области в отношении Ким А.А. по ст. 221 ч.1 УК РК возбуждено уголовное дело № 08350005100022.

Чем же была вызвана такая срочность, что нельзя было подождать до понедельника? Только одним. Желанием опорочить церковь «Грейс” и ее служителей.

Ведь за период с августа 2007 года, когда КНБ РК начало гонение против церкви так и не нашлось ничего, к чему бы можно было придраться в деятельности церкви. Ранее проводимые налоговые проверки ничего не дали. Массовые обыски в зданиях церкви и на квартирах служителей церкви ни к чему не привели.  

Повальные допросы о том, каким образом служители церкви жертвовали свои дома и квартиры в церковь не выявили нарушений в части добровольности пожертвований. А ведь с высоких трибун было сказано, что в ходе обысков в церкви Грейс найдены психотропные вещества, установлены факты мошенничества. Где они? Где эти громкие дела? Я присутствовала при всех обысках. Ни в одном протоколе нет ни слова о найденных наркотиках, или предметах, на основании которых можно сделать вывод о принадлежности служителей церкви к шпионам и мошенникам.

А к этому времени с подачи КНБ средства массовой информации присвоили архиепископу церкви КИМ И.С. титулы американского шпиона, наркобарона и прочие не менее оскорбительные для священнослужителя «звания».

Ни церковь, ни ее служители не защищались, так же как не защищался их БОГ, которого вели на распятие за грехи человечества. ОН был безгласен. Ибо сказано, «любите врагов ваших, благословляйте ненавидящих вас». Что они и делали с августа 2007 года. Не опровергали газетные сплетни, не писали в прокуратуру жалобы на налоговый комитет, аудит, экспертизу, а просто постились по 40 дней день и ночь только на воде.

227 человек прошли через этот тяжелый пост, а некоторые из них прошли его по четыре - три раза за год. Ради того, чтобы смириться перед Богом в ситуации, которую они не могут контролировать. Но ОН контролирует. Потому что ОН - Всемогущий и глаза Его на всяком месте. Потому, что есть воля Божия для христиан - страдать за правду, как страдал их Бог. И есть суд Божий на тех, кто гонит церковь.

Только я писала жалобы в защиту интересов Ким А.А., потому что я - юрист с тридцатилетним стажем и верила, что не может вот так попираться закон в правовом государстве. Оказывается, может. Только вот вопрос, остается ли государство правовым?

Так вот, тот, кто способен слышать, пусть услышит, что это дело не по обвинению Ким А.А. по ст. 221 ч.1 УК РК, а по обвинению церкви «Грейс» в распространении Благой вести о Божьей любви, то есть, в том, к чему и призвана церковь.
Это не мои домыслы. Это факты, изложенные на страницах этого уголовного дела.

Нарушения ДКНБ по Карагандинской области
 (оперуполномоченный Левин А.Д.)


Давайте обратимся к сопроводительному письму, которое было направлено в ДБЭКП по Карагандинской области из ДКНБ по Карагандинской области от 14.11.2007 года №3/8-2-2314н/с на л.д..2 тома 1 дела, которое так и называется «В отношении материалов о движении денежных средств РО МХЦ «Грейс», и к аналогичному письму от 03.12.2007 года № 3-8-2-2461н/с на л.д. 10 этого же тома, которое называется «В отношении МХЦ «Грейс». Такие же ссылки на «дело ГРЕЙС» идут по всему делу(л.д. 2, 10, 22, 35, 36, 38, 39, 40 и др. том 1).

Далее, в постановлении о назначении налоговой проверки от 04.01.2007 года, то есть ранее чем за 1 год до ее фактического проведения, до возбуждения уголовного дела и до выемки документов в банке, указано, что инспектор ООС Сп.У ДБЭКП Ибраев рассмотрел материал доследственной проверки, поступивший из ДКНБ в отношении РХМЦ «Грейс» по факту финансовых нарушений. К этому времени в церкви «Грейс», как в юридическом лице были произведены все виды налоговых проверок и сделано заключение, что нарушений нет.

Тем не менее, в постановлении (л.д. 22 том 1) указано, что назначается налоговая проверка по факту финансовых нарушений. То же самое указано в постановлении инспектора ООС Сп.У ДБЭКП Ибраева от 03.12.2007 года о назначении аудиторской проверки на л.д. 40 том 1.
Это же указано в Постановлении о применении меры пресечения в отношении Ким А.А. от 03 марта 2008 года(л.д.166-167 т.1).
Выходит, что РО «Грейс» и Ким А.А. -это одно и то же лицо… А ведь она даже не должностное лицо этой организации.  

На стр.162 том 1 дела в тексте постановления о привлечении в качестве обвиняемой от 03 марта 2008 года указано, что «денежные средства Ким А.А. использовала для финансирования религиозных объединений, т.е. налицо схема завуалированного с целью не привлечения внимания непрямому, через физических лиц иностранному финансированию религиозных объединений». Зачем это вуалировать? Закон разрешает принимать пожертвования от иностранных благотворителей, при этом, церковь налогами не облагается.
.

Теперь давайте посмотрим, какими доказательствами вины Ким А.А. в уклонении от уплаты налогов мы располагаем с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности.
В соответствии с п.4 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 20 апреля 2006 года № 4 О некоторых вопросах оценки доказательств по уголовным делам и ст.128 УПК РК суд обязан оценить каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения дела. То есть это не право, а обязанность суда.
Теперь обратимся к статье 116. УПК РК, которая перечисляет фактические данные, не допустимые в качестве доказательств
1. Фактические данные должны быть признаны не допустимыми в качестве доказательств, если они получены с нарушениями требований УПК, путем нарушением правил уголовного процесса при расследовании или судебном разбирательстве дела и повлияли или могли повлиять на достоверность полученных фактических данных, в том числе:
3) в связи с проведением процессуального действия лицом, не имеющим права осуществлять производство по данному уголовному делу;
5) с существенным нарушением порядка производства процессуального действия;
7) с применением в ходе доказывания методов, противоречащих современным научным знаниям.
2. Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться при доказывании любого обстоятельства, указанного в статье 117 настоящего Кодекса.

 Теперь посмотрим, как в настоящем деле были нарушены все эти требования закона.
Как всем нам известно, Конституция РК, а именно, ст. 18 охраняет тайну вкладов физических лиц и запрещает банкам выдавать органам расследования какую-либо информацию по счетам физических лиц за исключением случаев, предусмотренных законом.  
В каких же случаях, какая и кому может быть выдана справка по счету.

Так, в соответствии со ст. 50 п.7.Закона Республики Казахстан от 31 августа 1995 года № 2444 О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан справки о наличии и номерах банковских счетов физического лица, об остатках и движении денег на этих счетах выдаются органам дознания и предварительного следствия: по находящимся в их производстве уголовным делам …. на основании письменного запроса, подписанного первым руководителем или следователем, заверенного печатью органа дознания или предварительного следствия и санкционированного прокурором.

Вопреки указанным требованиям действующего законодательства информация о банковском счете Ким А.А., номере, движении по счету была получена до возбуждения уголовного дела, без санкции прокурора.  
В протоколах выемок идет перечисление номеров счетов Ким А.А., по которым будет производиться выемка, в то время как в соответствии Нормативным постановлением Верховного Суда Республики Казахстан от 20 апреля 2006 года № 4 О некоторых вопросах оценки доказательств по уголовным делам п.22 не могут быть использованы в качестве доказательств материалы, полученные без санкции прокурора

Переходим к следующим нарушениям, содержащимся в протоколах выемок.

 В силу ст. 232 УПК РК выемка производятся следователем по мотивированному постановлению. Постановление о выемке документов, содержащих государственную или иную охраняемую законом тайну, должно быть санкционировано прокурором или его заместителем
Таким образом, для производства выемки по счетам Ким А.А. должны быть соблюдены следующие условия:
1. должно быть возбуждено уголовное дело в отношении Ким А.А.
2. выемка должна производиться следователем по мотивированному постановлению, санкционированному прокурором. То есть, сначала должна быть получена справка по счету с санкции прокурора, затем произведена выемка с санкции прокурора. Это два самостоятельных процессуальных действия.

Что мы имеем.

1. Все выемки, которые были произведены, были сделаны до получения справок по счетам Ким и до возбуждения уголовного дела в отношении Ким А.А.(дело возбуждено 20 января 2008 года);
Пункт 18. вышеуказанного Постановления В.Суда гласит, что фактические данные, полученные до возбуждения уголовного дела не могут быть признаны в качестве допустимых доказательств.

2. Выемки, были произведены без санкционированного прокурором постановления о производстве выемок, что в силу п.5 ст. 116 УПК РК так же влечет признание данного доказательства недопустимым.
2.1. В деле до вчерашнего дня отсутствовало постановление о производстве всех выемок. Я его передала суду.
2.2. Дело дважды направлялось прокуратурой Карагандинской области для производства дополнительного расследования в связи с процессуальными нарушениями, в том числе в связи с производством выемок до возбуждения уголовного дела и в связи с отсутствием санкции прокурора на производство выемок, эти нарушения устранены не были, однако дело попало в суд с согласия того же прокурора, который давал указания следствию об устранении нарушений. Не странно ли это? Что изменилось с тех пор? Закон, по крайней мере, остался тот же.
 Ссылка в протоколах выемки от 08.11.2007, 28.11.2007, 03.12.2007 года на постановление о производстве выемки от 11.10.2007 года является необоснованной, так как этого постановления в деле до 06.11.2008 года не было. И сейчас я передала суду только копию, заверенную НК по району имени Казыбек би. Такого в моей практике еще не было.
2.3. Более того, в этом постановлении о производстве выемки от 11.10.2007 года, указано, что уголовное дело возбуждено в отношении Цой С.М. по ст.165 УК РК, но никак не Ким А.А., по ст. 221 УК РК…
2.4. Далее, в постановлении речь не идет о счете №1999990000070619, там указаны совершенно другие счета, тем не менее, по счету 1999990000070619 производится выемка банковских документов согласно Протоколам о производстве выемок от 08.11.2007 года, от 03.12 2007 года.
2.5.Любому мало-мало грамотному юристу понятно, что не может служить основанием для 4-х выемок, произведенных, начиная с 28 октября 2007 года и кончая 03.12.2007 года, в отношении разных физических и юридических лиц по разным счетам одно и то же постановление от 11 октября 2007 года.
 

ДКНБ незаконно производил выемки по разным счетам, в отношении разных юридических и физических лиц, в разные периоды времени, поэтому должны быть в деле документы, подтверждающие правомочность всех произведенных в отношении Ким А.А. процессуальных действий.
.В силу ст. 232 п.1 УПК РК выемка может быть произведена только по мотивированному постановлению, но не по желанию оперуполномоченного ДКНБ, каковым является майор ДКНБ по Карагандинской области Левин А.Д.
Как мы уже установили, постановления о производстве выемок от 11 октября 2007 года, на которое ссылается следствие, не имеет отношение к ее счету № 1999990000070619, по которому произведено начисление налогов и по которому она обвиняется в уклонении от их уплаты.

3. Выемка произведена не следователем, а оперуполномоченным ДКНБ, что в силу ст. 116 п.3 УПК РК влечет признание этого доказательства недопустимым.  

Следующее нарушение.

4. В силу п.5 ст. 231 и п.15 ст.222 УПК РК выемка должна быть произведена в присутствии представителей администрации банка.
Как мы слышали из показаний Гаврисевой Л.И. она была приглашена в качестве понятой при производстве выемки от 08 ноября 2007 года. Я несколько раз уточняла ее процессуальное положение, и она несколько раз сказала, что она была понятой.
Из показаний Штеблау В.Ф. так же установлено, что она не выдавала документы при выемки, а их готовили «девочки», она просто подписала протокол в конце. Кто конкретно выдал документы, В.Ф. Штеблау не могла сказать. Те ли это документы, которые готовили девочки, которые мы имеем в деле , мы не знаем.
Таким образом, мы имеем установленный в суде факт, что при выемках отсутствовали лица от администрации, что также подтверждается отсутствием подписи Штеблау на протоколе от 03.12.2007 года( стр. 11-14 том 1).

Следующее нарушение УПК РК, которое приводит к недопустимости использования протоколов выемок как доказательств.


5. В силу ст.232 УПК РК п.14 изымаемые документы должны быть упакованы и опечатаны на месте выемки, и удостоверены подписями понятых и других присутствующих при этом лиц.
В протоколах выемок нет указаний на то, что это было сделано.

6. Более того, в протоколах выемок нет даже указаний на то, где были произведены выемки, что нарушает требования к протоколам, изложенные в ст. 203 УПК РК. Такие протоколы только по одному этому основанию уже не могут быть признаны допустимым доказательствами.

7. Далее, документы, полученные при производстве выемки подлежали осмотру по правилам статьи 222 УПК РК и только после осмотра указанные предметы могут быть признаны в соответствии с правилами статьи 121 УПК РК вещественными доказательствами. Как мы видим, никакого осмотра при производстве выемок сделано не было.
Уже после того, как документы побывали в ДБЭКП по Карагандинской области, аудиторской фирме ТОО «Аудит и Консалтинг-АА», налоговом комитете по району имени Казыбек би города Караганды, дважды на судебно-бухгалтерской экспертизе в ТОО « НПО Казфинтехэксперт», что установлено из показаний эксперта Жакеновой и 25 февраля 2008 года были приобщены к материалам дела как доказательства, только 27 февраля 2008 года был произведен осмотр указанных документов. Таким образом, осмотр документов произведен не только после аудита, экспертизы, налоговой проверки, но и позже, чем было приобщение документов к материалам дела.

8. В протоколе осмотра (л.д.1-14 т.2) указано, что осмотрены ордера с подписью Ким А.А.  
Интересно, кто определил, что эти ордера подписывала Ким?
Самой Ким, как известно, ордера не предъявлялись, почерковедческая экспертиза не проводилась, ни один работник банка по этому поводу не допрошен. Да и если бы был допрошен, он же не эксперт. На каком основании сегодня суд придет к выводу, что все ордера, имеющиеся в деле и по которым предъявлено обвинение, подписаны Ким?
Давайте еще раз посмотрим на протокол осмотра.

9. В нем нет никаких указаний о наличии исправлений в банковских ордерах в протоколе осмотра нет. Если же мы откроем л.д.113-118 том 2, то мы увидим, что ордера имеют никак и никем не оговоренные исправления в датах. Когда они появились и кем сделаны, для какой цели? Учтены ли исправления при производстве налоговой проверки, аудита, экспертизы? Как они повлияли на их выводы? Ни в одном из документов в деле нет указаний на исправления. Эти ордера кто-нибудь смотрел? На мой вопрос как объяснить эти исправления в ордерах, следователь К.Исаков не мог объяснить их происхождение, только заявил, что это сделал не он. Из показаний свидетеля Дельдеровой установлено, что это сделала не она, что исправления в ордерах не допустимы. Не было указаний об исправлениях и в протоколах выемки.

10. Вернемся к протоколам выемки.
Из материалов дела видно, что документы не опечатывались и не вскрывались в присутствии понятых при передаче из одной организации в другую.
Теперь трудно сказать, что действительно было изъято при производстве выемок.
Документы в ходе выемок получены с неустранимыми нарушениями, далее, они передавались от одного органа в другой с неустранимыми нарушениями. Все это привело к невозможности использовать их в качестве доказательств ввиду их недостоверности.

Протоколы выемок имеют ряд и других недостатков.

 Ни в одном протоколе нет указаний о месте проведения выемки, о чем я говорила ранее. Как можно использовать такой документ как доказательство? Ст. 203 п.3 УПК РК включает указание на место как одно из обязательных требований.

Проанализируем протокол выемки от 08.11.2007 года(л.д.3-9 т,1)
11.Суд не затруднил себя исследованием вопроса, чем отличаются банковские документы друг от друга и почему в разных процессуальных документах они названы по разному.. А ведь все протоколы выемок содержат самые разные названия документов, не всегда совпадающие с теми документами, которые переданы на исследование аудитору, эксперту, налоговому инспектору .

Что исследовали аудиторы, эксперт, инспектор НК по району имени Казыбек би? Они исследовали разные документы, в том числе те, которые, судя по названиям, не были получены в результате выемок и по запросу следователя,.
Ведь ни в акте налоговой проверки, ни в аудиторском отчете, ни в заключении эксперта не дан перечень банковских документов с указанием их номеров, дат, наименований, сумм, чтобы можно было сделать вывод, что именно те документы, которые изъяты в банке явились предметом исследования аудитора, эксперта, налогового инспектора.
 
12. В протоколе выемки не указано, к каким счетам относятся изъятые ордера.

А ведь изымались ордера по нескольким счетам, при этом не все они принадлежат Ким А. А. Как определяли аудитор, эксперт, налоговый инспектор к какому счету относится ордер? Ссылки на номера ордеров нет, как я уже указала. Допрошенная судом в качестве свидетеля инспектор НК по району имени Казыбек би, Урбисинова сказала, что она сама сделала копии документов, которые ей были нужны для поверки, оригиналы забрал Ибраев. То есть, инспектор сама определила, что ей нужно, а что нет. Ни о каком опечатывании, вскрытии при понятых речь не шла.

13.В протоколе указано, что выемка продолжена 09.11 2007 года, однако где находились, как хранились, опечатывались ли изъятые 08.11.2007 года документы в протоколе не отмечено.

14. Возникает вполне законный вопрос, почему изымались и какое отношение к расследуемому делу имеют ордера по счету 199999000001950, принадлежащему Ию Джозефу? Как эти суммы повлияли на доход Ким А.А.? Если не повлияли, то, что делают эти документы в деле, а если да, то в каком размере?

Переходим к протоколу выемки от 28 ноября 2007 года:

15. В протоколе исправлена дата производства выемки без оговорок и подписи понятых об исправлении.

16. Штеблау В.Ф указана как лицо, выдавшее документы., однако ее подпись отсутствует на протоколе выемки ( СТР.16-19 ТОМ 1 ) сама она пояснила, что не присутствовала при выемки, только подписала протокол .
Согласно п. 19. Постановления Верховного сУда от 20 апреля 2006 года № 4 О некоторых вопросах оценки доказательств по уголовным делам
Если допущены существенные нарушения при составлении протокола следственного действия (протокол не подписан следователем, понятым и т.п.), то он должен быть признан недопустимым доказательством.

17. В установочной части указано о производстве выемки распечаток движения денежных средств по счету №1999991000001950 фактически указаны изъятыми платежные ордера.

18. Что касается протокола выемки от 03 декабря 2007 года по счету № 1999990000070619, то он вообще в ДБЭКП не направлялся.

Обратимся к сопроводительному письму ДКНБ от 03.12.2007 года № 3\8-2-2461н\с.
Этим письмом направляются материалы, дополнительно изъятые в Народном Банке, поступившие на счета МХЦ «Грейс» из-за границы. Ни слова о Ким А.А. и ни слова о ее счете.
Как появился в деле протокол от 03.12.2007 года по выемке документов по счету Ким А.А. № 1999990000070619 ?

В самом протоколе содержится масса несуразностей
19. В установочной части указано о производстве выемки распечаток движения денежных средств на расчетном счете Ким А.А. № 199999000070619 фактически указано, что произведена выемка расходно -валютных ордеров без указания номера счета и номеров ордеров. У Ким нет и не могло быть расчетного счета, она не предприниматель. С чьего расчетного счета произведена выемка расходно -валютных ордеров?
 
20. В протоколе от 08 ноября 2007 года так же указано о выемке по счету №199999000070619 банковских документов.
В таком случае, какие документы были изъяты ДКНБ при производстве выемки 03.12. 2007 года?  

 Возникает множество вопросов у людей, которые имеют хотя бы минимальное понимание по вопросам налогообложения, банковских счетов и банковских операций.
 Так, какие счета были открыты Ким А.А. и по каким счетам производилась выемка документов? По расчетным или текущим? Если по расчетным, то Ким А.А. должна была быть предпринимателем и у нее одно налогообложение, а если она не предприниматель, а просто физическое лицо, то другое.  

По каким счетам проводилась экспертиза, аудит, если в постановлении указаны расчетные счета, а в тексте этих документов как текущие так и депозитные.

Поскольку вскрытие коробок с документами, направленными из ДКНБ в ДБЭКП происходило без участия понятых, не ясно, откуда появились в деле расходно-кассовые и валютные ордера по счету Ким А.А. и куда исчезли распечатки по лицевым счетам и документы о финансовых нарушениях церкви «Грейс». В деле нет никакой информации о том, что документы по церкви «Грейс» выделены в отдельное производство.

В сопроводительных письмах от 14.11.2007 года №3/8-2-2314н/с на л.д..2 тома 1, которое так и называется «В отношении материалов о движении денежных средств РО МХЦ «Грейс», и к аналогичному письму от 03.12.2007 года № 3-8-2-2461н/с на стр. 10 этого же тома, которое называется «В отношении МХЦ «Грейс» не указано, что направляются документы по счетам Ким А.А. Как теперь можно установить, что содержалось в коробках и направлялись ли протоколы выемок по счетам Ким А.А., а не церкви «Грейс» или других физических лиц.

21. Кроме того, часть ордеров, приложенных к делу как доказательства вины Ким А.А., имеет один и тот же номер, одну и ту же дату, но разные суммы. Или, имеют одни и те же номера, но разные даты(том 1 л.д.4, 6, 7.8) Так, ордер 25172 встречается только на 8 листе дела 12 раз. Это ставит под сомнение достоверность как протокола, так и самих ордеров.
 Суд отказался исследовать вопрос о причинах этого и не устранил возникшие сомнения в возможности использовать данные ордера и протокол выемки в качестве доказательств по делу.

 22. Переходим к документам, полученным по запросу следователя Исакова К. от 29 января 2008 года(л.д.136 т.1).

 Так, некоторые справки (л.д.87-187 т.3) по депозитным счетам датированы ранее, чем получена на это санкция прокурора (санкция прокурора от 30 янавря 2008года).
Отдельные документы, датированные 04.02.2008 года, согласно письму Народного Банка направлены следователю 01.02.2008 года(л.д.65-81 т.3).
То есть, до получения санкции прокурора и после того, как запрос был исполнен, в деле появились неизвестно откуда взявшиеся документы, на котором строится обвинение.

Нарушения законодательства ДБЭКП по Карагандинской области ( инспектор Ибраев) и аудиторской фирмы ТОО «Аудит-Консалтинг-АА» по назначению и проведению аудита.

Так, 03.12. 2007 года в 12часов 30 минут ДКНБ закончил выемку движения денежных средств Ким А.А. по счету 1999990000070619, в этот же день своим письмом № 3-8-2-2461 н\с направляет протокол выемки в ДБЭКП, в тот же день 03.12 2007 года инспектор ООС СпУ ДБЭКП Ибраев Е.Ш. обладая гениальными финансовыми способностями делает анализ поступивших из ДКНБ трех коробок документов, приходит к выводу о наличии признаков финансовых нарушений со стороны Ким А.А., выносит постановление (стр. 40-42, том1), о назначении аудиторской проверки, утверждает его у начальника СпУ Садырбекова и направляет в ТОО Аудит Консалинг-АА» со своими выводами о праве собственности Ким А.А. на переводы, даже на те, которые поступили не на ее имя. Счет 1999991000001950 принадлежит Ию Джозефу и не надо быть юристом, чтобы поставить под сомнение домыслы инспектора Ибраева о праве собственности Ким на денежные средства, поступившие на счет Ию Джозефа.
Никогда доверенность не порождала право собственности. Однако, в Аудиторском отчете от 13 декабря 2007 года на 9 листах, который был вручен Ким следователем Исаковым по ходатайству адвоката на стр. 4 отчета указано, что указанные денежные средства являются собственностью Ким А.А.

1. 03.12. 2007 письмом № 10-00-8/17795 заместителя начальника ДБЭКП Айтжанова Д в ТОО «Аудит Консалтинг-АА,» направляется постановление о назначении аудиторской проверки на 3-х листах, без приложения других документов( л.д. 40-42) . Каким образом попали в ТОО «Аудит Консалтинг-АА» документы, послужившие основанием для составления аудиторского отчета неясно, так как судя по письму № 10-00-8/17795 документы в распоряжение ТОО «Аудит Консалтинг-АА» не направлялись.
Что же тогда исследовали специалисты ТОО «Аудит Консалтинг-АА»? На основании чего они делали аудиторский отчет? А ведь этот отчет лег в основу заключения эксперта и акта налоговой проверки и привели к незаконному возбуждению уголовного дела.

2. Документы, если считать все же, что их направили на аудиторскую проверку, не были описаны, упакованы и опечатаны в присутствии понятых.

3. В аудиторском отчете указано, что в распоряжение ТОО «Аудит Консалтинг-АА». поступили платежные поручения, платежные ордера, расходные ордера, реестры движения денежных средств по счетам № 1999990000070619, 1999991000896958(стр.48том1) без указания их количества и характеристик.
Однако, согласно вышеуказанным протоколам выемки от 08ноября 2007 года, 28 ноября 2007 года, 03.12.2007 года платежные поручения, реестры движения по счетам вообще не изымались.
Таким образом, невозможно определить, чьи документы и какие положены в основу аудиторского отчета ТОО «Аудит Консалтинг-АА».

4. Не ясно так же, каким образом возвращены, и какие документы возвращены после проведения аудиторского отчета в ДБЭКП по Карагандинской области.
 В деле нет документов, подтверждающих факт того, что те же самые документы, которые изъяты ДКНБ по счетам Ким А.А. переданы в ТОО «Аудит-Консалтинг-АА» для проведения аудиторского отчета, а затем они же возвращены в ДБЭКП после проведения аудита.
Как узнать, по каким документам в дальнейшем назначалась и проводилась налоговая проверка и судебно-бухгалтерская экспертиза.?

5. В постановлении от 03.12.2007 года инспектора ДБЭКП Ибраева о проведении аудита не указано, является ли Ким А.А. резидентом или нет, так как она гражданка Российской Федерации. Документов, подтверждающих резидентство Ким А.А. нет в деле до сих пор.
Напротив, есть доказательства, никем не опровергнутые, и которые должны толковаться в пользу Ким А.А.- справка о регистрации ее въездов в Казахстан., из которой видно, что никак нельзя признать Ким А.А. резидентом РК.
Напоминаю, что выполненный аудиторской фирмой отчет положен в основу акта налоговой проверки от 17 января 2008 года , в основу заключения судебно-бухгалтерской экспертизы, на которых в свою очередь, построено обвинение Ким А.А.,

Назначение и проведение аудиторской проверки является незаконным не только в связи с тем, что не ясно какие документы переданы для проведения аудиторской проверки, но и по другим основаниям.
6. Так, аудиторская проверка назначена до возбуждения уголовного дела инспектором ООС СпУ ДБЭКП по Карагандинской области Е.Ш. Ибраевым.
Все оперативно розыскные мероприятия, которые могут проводиться в связи с возбуждением и до возбуждения уголовного дела перечислены в ст. 11 Закона Республики Казахстан от 15 сентября 1994 года № 154-XIII Об оперативно-розыскной деятельности. Назначение и проведение аудиторской проверки не входит в этот перечень.

7. Аудиторская фирма незаконно провела аудит .
Согласно ст.1 п.З) Закона Республики Казахстан от 20 ноября 1998 года № 304-I Об аудиторской деятельности аудит - это проверка в целях выражения независимого мнения о составлении финансовой отчетности и прочей информации в соответствии с законодательством Республики Казахстан, а согласно пункту 8 этой же статьи аудируемый субъект – это юридическое лицо, по финансовой отчетности и прочей информации которого осуществляется аудит.
 Ким А.А. не является юридическим лицом, не является предпринимателем, не заказывала в отношении себя аудит, не относится к субъектам, в отношении которых обязательно проведение аудиторской проверки, а потому проведение в отношении ее аудиторской проверки и составление аудиторского отчета противоречит закону Об аудиторской деятельности.

8.Ким А.А. не была поставлена в известность о назначении и проведении аудиторской проверки, не предоставляла и не имела возможности предоставить аудитору документы по проверяемым денежным переводам, что является нарушением ее конституционных прав, предусмотренных ст. 18 Конституции Республики Казахстан, согласно которой каждый имеет право на тайну личных вкладов и сбережений и Государственные органы, должностные лица обязаны обеспечить каждому гражданину возможность ознакомиться с затрагивающими его права и интересы документами, решениями и источниками информации.

9. Аудитор вопреки требованиям стандартов аудита № 11, 10, 4, 2 1, 6 приступил к проведению аудита и выдал отчет не имея достаточной информации о том, чтобы сделать выводы о размере индивидуального подоходного налога подлежащего взысканию с физического лица, не занимающегося предпринимательской деятельностью.

10. Аудиторский отчет изготовлен в двух вариантах, на 9 и на 5 листах, содержит разные вопросы, однако, он сделан на основании одного и того же постановления о назначении аудиторской проверки от 03.12. 2007 года.
Какой из этих отчетов правильный и почему следствием отдано предпочтение отчету на 5 листах перед отчетом на 9 листах?. Суд даже не истребовал отчет на 9 листах, несмотря на то, что при допросе аудитора я акцентировала на этом внимание. Ссылка на аудиторский отчет на 9 листах идет так же и в заключении эксперта.

11. отчет выполнен и оплачен ДБЭКП на основании договора от 05.01.2007 года №1 заключенного между ДБЭКП по Карагандинской области и частной фирмой ТОО «Аудит и Консалтинг-АА

Давайте исследуем такое доказательство, как Акт налоговой проверки от 17 января 2008 года.
Нарушения законодательства ДБЭКП по Карагандинской области
( инспектор Ибраев) и Налоговым Комитетом по району имени Казыбек би

1. До возбуждения уголовного дела инспектором ООС СпУ ДБЭКП по Карагандинской области Е.Ш. Ибраевым. незаконно назначена налоговая проверка.

2. Постановление о назначении проверки (л.д.22 т.1) датировано 04.01.2007 годом, т.е не только за год до возбуждения уголовного дела, но и до производства выемок, которые были совершены только в ноябре 2007 года.

3. Для проведения налоговой поверки в распоряжение налогового Комитета был предоставлен незаконный и недостоверный отчет аудиторской фирмы и Акт налоговой проверки повторяет безграмотные выводы аудиторского отчета.  

4. Документы, изъятые ДКНБ с нарушением Конституции РК, закона о банках и банковской деятельности, уголовно-процессуального законодательства РК, самостоятельно, без участия понятых вскрываются ДБЭКП, затем без описи и опечатывания передаются в аудиторску фирму, вновь без описи и опечатывания, без всякого сопроводительного письма возвращаются в ДБЭКП, затем инспектором Ибраевым передаются в налоговый Комитет по району имени Казыбек би, там проводится налоговая проверка, затем они как-то возвращаются в ДБЭКП, каким-то не понятным образом вместе с аудиторским отчетом и актом налоговой проверки попадают к следователю ДБЭКП Исакову К, который назначает судебно- бухгалтерскую экспертизу… прямо какие-то самостоятельные действия совершают эти изъятые документы…как живые.

5. Налоговый инспектор не решил является ли Ким А.А. резидентом, так как она гражданка Российской Федерации.

6. Налоговый инспектор не решил должна ли была Ким А.А.выплачивать налоги до 2004 года? А ведь она не была налогоплательщиком до 2004 года, что установил НК области и уменьшил сумму начислений на 60%.

Переходим к заключению эксперта.

Нарушения ДБЭКП(следователь Исаков) при производстве и назначении экспертизы
 

Согласно Нормативному постановлению Верховного Суда Республики Казахстан от 26 ноября 2004 года N 16 О судебной экспертизе по уголовным делам «Экспертиза, как специфическая процессуальная форма доказывания по уголовному делу назначается в случаях, когда фактические данные, имеющие значение для дела, могут быть получены только в результате исследования материалов дела, проводимого экспертом на основе специальных научных знаний.
Что имеем мы.

1. Документы, представленные на экспертизу не являлись материалами дела вплоть до 25 февраля 2008 года, когда они были приобщены к материалам дела(л.д.15-17 т.2).
 

2. Согласно пункту 7 этого Постановления описание объектов, представленных на экспертизу, их внешний вид, количество, упаковка должны экспертами сопоставляться с описанием этих предметов в постановлении о назначении экспертизы, в надписях на упаковке и отражаться в акте экспертизы. Ничего подобного заключение эксперта не содержит.

 В силу ст. 11. этого постановления «Заключение эксперта должно быть исследовано и оценено. При исследовании заключения эксперта следует иметь в виду, что оно не имеет каких-либо преимуществ перед другими доказательствами и заранее установленной силы, подлежит анализу, сопоставлению и оценке в совокупности с другими доказательствами по делу.»

3. Суд не исследовал то, что он должен был исследовать в силу п.12 этого постановления, а именно:
п.а) были ли представлены объекты исследования, относящиеся к данному делу и достаточны ли они для экспертного исследования;  
п.б) было ли произведено экспертное исследование с достаточной полнотой, имея в виду, что полнота экспертного исследования находится в непосредственной зависимости от использования разнообразных, дополняющих друг друга методов исследования и от охвата исследованием всех представленных на экспертизу объектов, разрешения всех поставленных перед экспертом вопросов;
п.в) основано ли заключение эксперта на научных положениях;
п.г) производило ли экспертизу компетентное лицо, не вышел ли эксперт за пределы своей компетенции;
п.д) соблюдались ли при назначении и проведении экспертизы требования уголовно-процессуального закона.

В силу п.14 этого постановления
«Существенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при обнаружении, изъятии и фиксации объектов экспертного исследования, назначении и проведении экспертизы, могут влечь признание заключения эксперта недопустимым доказательством.
К числу таких нарушений в том числе относятся:
п.1) нарушение процессуального порядка подготовки, направления объектов экспертного исследования на экспертизу;
п.4) нарушение прав участников процесса при назначении и производстве экспертизы.
п.5) другие нарушения, если они фактически отразились на полноте и всесторонности экспертного исследования, объективности и обоснованности заключения эксперта».

4. Теперь давайте посмотрим на обстоятельства, которые повлияли на выводы эксперта и могут ли быть эти выводы признаны достоверными и приняты в качестве доказательств.
На основании постановления от 26 01.2008 года о назначении судебно-бухгалтерской экспертизы ст. следователя по ОВД ОРТОТП СУ ДБЭКП по Карагандинской области капитана финансовой полиции Исакова К. была произведена судебно- бухгалтерская экспертиза, которая оплачена ДБЭКП согласно договору от 11.01.2008 года №1, что ставит под сомнение независимость эксперта и достоверность его выводов.
Не понятно, почему следователь проведение экспертизы не поручил Центру судебных экспертиз Министерства юстиции РК, а поручил частной фирме. Разве квалификация специалистов Центра судебных экспертиз Министерства юстиции РК не заслуживает доверия?

5. К постановлению о назначении экспертизы приложена опись, где не указаны, ни номер, ни дата постановления, ни по какому делу , ни из какого банка документы.

6. Материалы на экспертизу отправлены без опечатывания, по этой причине невозможно определить, те ли документы исследовались экспертом.

7. На исследование были представлены следующие документы:
-материалы уголовного дела на 8 листах
т.е. все другие документы не являлись материалами дела, что лишний раз подтверждает, что нарушено требование пункта 1 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 26 ноября 2004 года N 16 О судебной экспертизе по уголовным делам в соответствии с которым экспертиза проводится только в результате исследования материалов дела.
 Далее, согласно заключению эксперта объектами экспертизы явились:
Акт налоговой проверки, аудиторский отчет, поступления денежных средств, платежные и расходные ордера, выписки со счетов и справки по счетам, материалы уголовного дела.
 Таким образом, объект исследования экспертизы больше, чем предоставлено документов в распоряжение эксперта, чего быть не может.

8. Предметом исследования эксперта явились операции по определению суммы дохода от вкладов по текущим счетам, определение общей суммы вкладов по депозитным счетам и определение суммы ИПН по доходам, не облагаемым у источника выплаты. (Изымались движения по расчетным счетам)

Заключение эксперта считаю незаконным и недостоверным так же и по следующим основаниям:

9. Экспертом допущены арифметические ошибки при подсчете суммы вознаграждения и указана сумма 3 169 569 тенге, вместо 1 921 513 тенге( строки 120 и 121 заключения, опровергаются выписками банка по счетам №1888887000026014 и 1999997000029012).

10. Эксперт включил в предмет исследования документы начиная с 2002 года и включая 2008 год, в то время как сроки по сдаче декларации по ИПН за 2007 и 2008 год еще не наступили к моменту экспертизы, а по 2002 году прошли сроки давности..
11. Эксперт не исследовал вопрос, является ли Ким А.А. резидентом РК и если является, то с какого времени. В зависимости от этого, она подлежит налогообложению либо в соответствии со ст. 143, 144, 170, 171 Налогового Кодекса РК, либо в соответствии со ст. 175-178 Налогового Кодекса РК.  

Если эксперт был уверен, что Ким А.А.- резидент, то для чего было исследовать вопрос о доходах по депозитам, ведь доходы по депозитам у резидентов не облагаются ИПН .

Каким образом эксперт пришел к выводу, что Ким резидент? В тексте экспертного заключения этого нет. А именно с этого надо было начать исследование , так как Ким А.А, иностранка, гражданка Российской Федерации, вид на жительство как видно из материалов дела получила в декабре 2005 года
Нерезиденты выплачивают налоги только из источников в Республике Казахстан.

12. .Кроме того, экспертом не учтено, что до 2004 года Налоговый Кодекс предусматривал уплату ИПН в соответствии со ст. 170 только тех доходов, которые были получены за пределами Республики Казахстан.
С 2004 года ИПН стал выплачиваться как из доходов, полученных за пределами РК, так и с доходов, полученных из источников за пределами Казахстан.
Это обстоятельство, как я говорила ранее, было учтено областным налоговым Комитетом в своем решении по жалобе Ким А.А, и объем начислений был снижен на 60%.

13. Эксперт указывает, что все поступления на счет Ким А.А. являются поступлениями от нерезидентов- юридических лиц, в то время, как некоторые денежные переводы поступили и от физических лиц и являются даром физического лица, и в соответствии со ст. . 144 п.30 Налогового кодекса РК не подлежат налогообложению.  

14. Кроме того, следователем Исаковым К. без уведомления Ким А.А. и ее защитника Антоненко Т. изменены вопросы, поставленные перед экспертом, что видно из текста заключения.
 Еще раз обращаю внимание суда, что Аудиторский отчет и экспертное заключение выполнены частными фирмами по договорам с ДБЭКП по Карагандинской области, за услуги этих фирм платило ДБЭКП. В этих документах содержатся одни и те же ошибки. Указанные две фирмы (ТОО «Аудитконсалтинг АА» и ТОО «НПО Казфинтехэкперт» находятся по одному адресу: ул. Ермекова,29.

При таких обстоятельствах, нельзя считать независимыми и достоверными выводы этих двух частных фирм.

Поскольку в соответствии со ст.115 УПК РК доказательствами по делу могут быть признаны только законно полученные фактические данные, все вышеуказанные документы, приобщенные к делу как доказательства вины Ким А.А. должны быть признаны недопустимыми, поскольку в соответствии с п.4. ст.116 УПК РК доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

 Давайте теперь проанализируем, в чем же обвиняется Ким А.А. и как это доказано в ходе предварительного расследования и в суде.
Ким обвиняется в том, что она совершила умышленное преступление, уклонение от уплаты ИПН на доходы, не облагаемые у источника выплаты, полученные из источников за пределами РК. Однако органами уголовного преследования не приведено ни одного доказательства ее вины.

Тем не менее, статья 117 УПК РК обязывает органы уголовного преследования доказывать в том числе:
а) виновность лица в совершении запрещенного уголовным законом деяния, форма его вины, мотивы совершенного деяния, юридические и фактические ошибки;
б) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого;
в) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
Ничего из этого не доказано.

Начнем с вины.
Чем характеризуется умышленное преступление? Обратимся к статье 20 УК РК , которая гласит, что
1. Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.
2. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность общественно опасных последствий и желало их наступления.
3. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало наступление этих последствий либо относилось к ним безразлично.
То есть, при любом умысле, Ким А.А. должна была сознавать, что она совершает преступление, то есть, уклоняется от уплаты налогов, которые должна была платить.

Она должна была осознавать весь состав преступления, в котором ее обвиняют, иначе это объективное вменение. (Теория Вышинского об ответственности без вины).

Ее обвиняют в том, что она, будучи резидентом (не резиденты платят налоги только на доходы из источников РК) обязана была, начиная с 2004 года платить ИПН на доходы, не облагаемые у источника выплаты и полученные из источников за пределами РК.

Значит, она должна была:
1. сознавать, что деньги, перечисленные на ее счет 1.1.не обложены налогом, что 1.2.они должны быть обложены налогом именно в РК, а не там, где их получают отправители денег, так как Ким знала, прежде чем сделать пожертвование, все прихожане церкви платят налоги у себя в государстве

2. сознавать, что она, несмотря на то, что, будучи иностранкой, к тому же является резидентом РК.
Ким А.А. иностранка, гражданка Российской Федерации, вид на жительство получила в декабре 2005 года, и даже эксперт, аудитор и юрист налогового комитета не смогли ответить на вопрос, являлась ли Ким резидентом в налогопроверяемый период. И на каком основанииони пришли к этому выводу.
Свидетель Урбисинова в суде утверждала об ее резидентстве, совершенно не владея законом, а именно, знанием ст. 176 НК РК. Урбисинова утверждала, что центр жизненных интересов Ким находится в Казахстане. Однако, в силу. п.3 этой статьи Центр жизненных интересов физического лица рассматривается как находящийся в Республике Казахстан при одновременном выполнении следующих условий:

1) физическое лицо имеет гражданство Республики Казахстан или разрешение на проживание в Республике Казахстан (вид на жительство); Как нам известно, вид на жительство Ким А.А. получила только в декабре 2005 года. А что с налогами за 2004 и 2005 год, которые ей вменили? Суммы 2006 года недостаточно, чтобы привлекать Ким к уголовной ответственности.
2) семья и (или) близкие родственники физического лица проживают в Республике Казахстан; Как нам известно из документов, дети Ким А.А. так же являются гражданами России .
3) наличие в Республике Казахстан недвижимого имущества, принадлежащего на праве собственности или на иных основаниях физическому лицу и (или) членам его семьи, доступного в любое время для его проживания и (или) для проживания членов его семьи. Недвижимое имущество, принадлежащее ее мужу не является доступным в любое время для ее проживания, так как там, в течение длительного времени, а именно, с 1991 года ее муж не проживает, а проживает семья Кан Д.В., епископа церкви «Грейс» и Ли, служителя церкви.

Еще раз напоминаю, вопрос о резидентстве Ким А.А. не исследовался никем. Ни органами расследования, ни аудитором, ни экспертом, ни налоговым инспектором, ни судом при рассмотрении гражданского дела, ни к большому моему минусу, ни мной. Я прочитала закон, не разобралась в нем, как следует, потому что слишком сложно было, а теперь, после консультаций со специалистами я утверждаю, что резидентство КимА.А. не доказано. С вопросом о резидентстве мы будем разбираться в гражданском деле в надзорном порядке. Дело сейчас не в том, должна или не должна платить налог Ким А.А., хотя это тоже важно, дело в том, должна ли и могла ли Ким А.А. так хорошо разбираться в законе настолько, чтобы ее сейчас обвинять в уклонении от уплаты налогов, т.е. в умышленных действиях.

То есть, она должна была не только знать закон, но постоянно считать, сколько дней она пробыла в Казахстане, потому что, если она находилась не менее ста восьмидесяти трех календарных дней в любом последовательном двенадцатимесячном периоде, оканчивающемся в текущем налоговом периоде проживает в Казахстане, то она обязана платить налоги, а если 182 дня, то не обязана. Это требование закреплено для резидентов ст. 176 Налогового Кодекса.

Не слишком ли много для не специалиста, даже специалист, который не работает в этой области запутается.

3.Ким должна была сознавать, что благотворительная помощь, которая во всем мире не облагается налогом, в Казахстане вдруг стала облагаться ИПН, несмотря на то, что ст. 144 НК РК предусматривает, что благотворительная помощь не облагается налогом. Она должна была разбираться в законе лучше специалистов аудиторов, налоговых инспекторов, экспертов. Она должна была разбираться лучше адвокатов и юристов, так как я до сих пор считаю, что благотворительная помощь не подлежит налогообложению. Суд по гражданскому делу с помощью специалистов несколько месяцев разбирался в том, что такое благотворительная помощь и подлежит ли она налогообложению Законодатель не регулирует вопросы, что является благотворительной помощью.
 

В силу ст.10.п.1п.п.1) НК РК благотворительная помощь - имущество, предоставляемое на безвозмездной основе физическим лицам с целью оказания им социальной поддержки и некоммерческим организациям с целью поддержания их уставной деятельности.
Так вот, деньги были предоставлены на безвозмездной основе, с целью поддержания уставной деятельности религиозных объединений «ГРЕЙС».

4. Мало того, она обязана была знать, когда и в каких случаях необходимо сдавать декларацию, а в каких - нет.
При этом Ким А.А., не являлась ни бухгалтером, ни аудитором, ни экспертом в судебно-бухгалтерской области, никем не предупреждалась о необходимости выплачивать налоги на благотворительную помощь из источников за пределами РК.

5. Ким А.А. должна быть ясновидящей и знать, что деньги, которые поступают ей на счет и предназначены для приобретения домов молитв и удовлетворения нужд церквей и за которые она несла отчет перед руководителями церкви и которые она никогда не считала своими, а налоги платят только с собственности, суд в 2008 году признает ее собственностью вопреки тому, что они ей не предназначались. Это обстоятельство, что деньги ей не предназначались, подтверждается показаниями свидетелей , изложенным в решении суда района имени Казыбек би.

Так, цитирую решение
«Свидетель гражданин Южной Кореи Ким Бон Сон в судебном заседании показал, что является главным пастором церкви Субонгсан в г.Инчан Южной Кореи.
В г.Караганду отправляли с целью благотворительности 10 000 долларов США на счет, но не для Ким А.А. лично, а чтобы раздали нуждающимся людям либо приобрели что-нибудь для церкви. Деньги отправили Ким А.А., так как она знает корейский язык, о том, на что были потрачены эти деньги, они узнали от Джозефа Ию.

Свидетель гражданин США Цо Джеймс Ойн Мун в судебном заседании показал, что является заместителем пастора церкви «Живая вода».
Церковь «Живая вода» и церковь «Грейс» как братья. Их церковь входит в миссию «Грейс».
Их церковь отправляла в г.Караганду деньги для строительства и приобретения домов-молитв. Деньги перечисляли на счет Ким А.А., его им дал Джозеф Ию, которого они знают давно. Помощь благотворительную они оказали по его просьбе, если бы его не знали, то помощь бы не оказали.
В 2003, 2004 года каждый месяц отправляли деньги. Деньги предназначались для церкви «Грейс», а не лично Ким А.А.

Свидетель гражданин Канады Ко Йонг Мин в судебном заседании показал, что принадлежит к церкви объединенной Канады и штата. Их церкви относятся к разным деноминациям, но сотрудничают с церковью «Грейс». Он является пастором пресвитерианской церкви г. Гамильтон.
В 2006 году оказали помощь для приобретения домов-молитв и перечислили 10 600 долларов США на счет Ким А.А.
Помощь оказывали не лично Ким А.А., а церкви.
О том, куда были использованы эти деньги, узнал, когда посещал Казахстан.

Свидетель гражданка США О Ын Хва Жени в судебном заседании показала, что представляет организацию Ойкос миссия интернешл. Церковь «Грейс» в их миссию не входит.
В 2003-2004 года перечисляли на счет Ким А.А. благотворительную помощь на строительство или приобретение зданий церкви. Этими деньгами она пользоваться лично не могла.
Об этой церкви они узнали от Джозефа Ию и благодаря ему, они решили оказать помощь. Отчет на что были израсходованы деньги, они получили от Джозефа Ию.

Свидетель гражданин России Воробьев А.В. в судебном заседании показал, что представляет Международную организацию «Христианское приключение».  
Данная организация перечисляла деньги на счет Ким А.А., но они предназначались для церкви.
На личные счета деньги перечислялись в связи с нестабильностью и личным доверием гражданину.
Доктор Кевин Макнолти знает Ким И. С. и его супругу. Сотрудничают с пастором Ким И. С. с 2000 года, проводят совместные служения.

Так вот, деньги со счетов Ким передавались в церковь «Грейс», что не ставится под сомнение органами предварительного расследования. Указанные средства являлись благотворительной помощью, что подтверждается решением областного налогового Комитета по результатам проверки жалобы Ким А.А. на акт налоговой проверки от 17 января 2008 года и выводами, изложенными в решении суда по гражданскому делу.

6. Ким должна была осознавать что в 2004году Налоговый Кодекс изменился и теперь у нее появилась обязанность уплачивать налоги с доходов, полученных из источников за пределами РК. Раннее, до 2004 года, в силу формулировки ст. 170 НК РК у нее не было такой обязанности, что подтверждается решением Налогового Комитета Карагандинской области по жалобе Ким АА на уведомление.

Давайте обратимся к решению Налогового Комитета области. Цитирую.
«В соответствии со статьёй 163 Налогового кодекса к доходам налогоплательщика, не облагаемым у источника выплаты, относятся прочие доходы, определяемые в соответствии со статьёй 170 настоящего Кодекса.
На основании статьи 170 Налогового кодекса, в редакции, действовавшей до 31.12.03 г., к прочим доходам, не облагаемым у источника выплаты, относятся доходы, не указанные в статьях 149-162 настоящего Кодекса, в том числе полученные за пределами Республики Казахстан.

Согласно статье 170 Налогового кодекса, в редакции, действовавшей с 01.01.04 г. и по сегодняшний день, к прочим доходам, не облагаемым у источника выплаты, относятся доходы, не указанные в статьях 149-162 настоящего Кодекса, а также доходы, полученные из источников за пределами Республики Казахстан.
Следовательно, ссылка в акте налоговой проверки на статью 170 Налогового кодекса при доначислении ИПН с доходов, облагаемых у источника выплаты за 2003 год в сумме 1470865 тенге необоснованна, так как денежные средства, поступившие на расчётный счёт №1999990000070619 в АО Карагандинский филиал « Народный банк Казахстана» в сумме 7171825 тенге (48000 долларов США) не являются доходами, полученными за пределами Республики Казахстан».

Что касается вышеуказанного изменения законодательства, то его не знали ни аудиторы, ни эксперт, ни налоговый инспектор района имени Казыбек би. Его знали только проверяющие из НК области, в связи с чем, и снизили размер налогооблагаемого дохода на 60%.
Доказали ли это органы предварительного расследования? Какие доказательства, кроме домыслов, представили они? Какой мотив?  
Надо абсолютно не понимать что такое умысел, чтобы при таких обстоятельствах считать, что Ким А.А. умышленно уклонялась от уплаты налогов, не облагаемых у источника выплаты.

А ведь прокуратура области дважды направляла дело для производства дополнительного расследования и указывала на необходимость установления субъективной стороны преступления.

Однако это было дважды проигнорировано следствием.

Что касается характеристики личности Ким.
Следователь не потрудился собрать характеристики на Ким А.А., он пришел к выводу, что КимА.А. плохой человек только потому, что ее адвокат выполнял свою профессиональную работу и защищал интересы Ким законными методами; заявлял ходатайства, писал жалобы, требовал соблюдения законных прав Ким А.А.

Суд тоже, не стал полностью оглашать характеристики Ким А.А., собранные адвокатом, ограничившись замечанием, что характеристика положительная. А следовало суду узнать, кто такая КимА.А. и могла ли она в силу своих личностных качеств совершить то, в чем ее обвиняют. Надеюсь, что суд изучит характеристики Ким А.А. в совещательной комнате и сделает соответствующие выводы.
 

Могла ли богобоязненная женщина, всю свою жизнь посвятившая Богу, отдавшая свое имущество нуждающимся, украсть у государства и нарушить Божьи заповеди «не кради», и «отдай Богу - богово, а кесарю –кесарево»?
 Только извращенный ум может додуматься до такого и взять на себя грех клеветы на святого человека. Только тот, кто не боится Божьего суда, не боится навлечь на себя и своих потомков проклятие клеветы может решиться выставить Ким А.А. воровкой. И дело здесь не в профессиональной ошибке, которую может сделать каждый из нас. Дело в сознательном преследовании человека без вины.

Сегодня Вам предстоит трудное решение. Может быть, сегодня Вы единственный судья в Казахстане, который решает судьбу не одного человека, а в целом судьбу христианства в Казахстане.
Вам предстоит решить не просто вопрос вины Ким А.А., а более глобальный,
имеют ли в Казахстане право на правосудие христиане, или из-за их религиозных убеждений они не могут рассчитывать на справедливость. Это дело не только церкви «Грейс».

За этим следит весь христианский мир, Только церквей миссии Грейс 80 тысяч по всему миру, которые молятся и постятся в надежде на справедливость. Но не только глаза христиан пресвитерианской деноминации прикованы к этому делу. За этим делом следят христиане- православные, христиане-баптисты, христиане-пятидесятники и другие. Христиане ждут, ответа на вопрос, имеют ли они право на свободу вероисповедания. Ждут чем закончится это дело представители ОБСЕ, где собирается председательствовать Казахстан в 2010 году.

Уважаемый СУД, учитывая, что отсутствует вина Ким в том, в чем ее обвиняют, а именно, в уклонении от уплаты налогов, прошу Ким Арину Алексеевну по ст. 221 ч.1 УК ПРК оправдать в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

Да Благословит Вас Бог и даст мудрости постановить законный и справедливый приговор.

Адвокат Т. Антоненко